Дорога на костях. В Карелии нашли 16 кладбищ австро-германских пленных

12
голосов

Понравился материал?
нажми ↓

Было интересно!
Прислала
Наталья Гребнева

В Карелии исследователи нашли 16 кладбищ, на которых хоронили австрийских и немецких военнопленных времен Первой мировой войны. Там похоронено около 500 человек, родственники которых и сейчас живут в Австрии и Германии. Эти военнопленные строили железнодорожную дорогу к Баренцеву морю, которая пролегала через Карелию.

В Карелии нашли 16 кладбищ австро-германских пленных времен Первой мировой войны. Известный исследователь Михаил Данков обнародовал сенсационные данные из старых архивов. Научный сотрудник Национального музея Республики Карелия провел анализ источников и выявил новые факты, которые пролили свет на исторические загадки.

В 2014 году исполняется 100 лет с начала строительства Мурманской железной дороги. В советской историографии про строительство было не принято упоминать. Во-первых, основной рабочей силой были военнопленные. Во-вторых, это последняя стройка Николая II, которая вошла в историю. Коммунисты, не имея возможности присвоить этот проект, предпочитали молчать о нем. 

Как пояснил исследователь, железнодорожный путь к Баренцеву морю делился на три участка. От Петербурга до Званки (сегодня — Волховстрой), дальше на Петрозаводск, третий, последний участок дороги, до Романова-на-Мурмане, и строили военнопленные.

Он получился самым качественным, в том числе благодаря помощи стран Антанты, союзников России. Так, рельсы поставляли из Чикаго, специальные экскаваторы Marion из других городов Америки, особые дубовые шпалы — из Англии. В отличие от участка Званка — Петрозаводск, который был возведен быстро и очень неряшливо. Он известен тем, что в 1915 году здесь перевернулся поезд, на котором ехал министр. Поэтому одна станция недалеко от Петрозаводска до сих пор носит название Нырки.

Дорогу к Баренцеву морю строили около 110 тыс. человек, из них около 60 тыс. — немецкие и австро-венгерские военнопленные. Одна из загадок заключается в том, что в суровых условиях Севера большинство из них ухитрились выжить, погибло чуть более 480 человек. Одна из причин такой статистики — частые побеги военнопленных из плена. Причем планы бегства подданных Германии и Австро-Венгрии разрабатывали дипломатические представительства в Умео и Стокгольме. Это заставило царское правительство ограничить время пребывания военнопленных на мурманской стройке 60 днями. Горько сознавать, но современные исследователи не имеют точной статистики жертв русских вольнонаемных, да и китайских рабочих контрактников, строивших Великий Северный путь. Датский писатель Мартин Андерсен-Нексё, в 20-е годы проезжавший по этой дороге, писал: «Рельсы уложены не на шпалы, а на кости».

Прислала
Наталья Гребнева

Австрийских военнопленных насчитывалось в карельской тайге примерно две трети из 60 тысяч. Среди них были австрийцы, венгры, чехи, сербы, хорваты, босняки и словаки. К германским подданным относились немцы, саксонцы, баварцы и поляки. Дорогу к океану возводили военнопленные и других национальностей — итальянцы, румыны, греки, моравы, евреи, русины, армяне и турки.

Cначала дорогу строили пленные разных национальностей, но после вмешательства жандармского ведомства стали отбирать на строительство только славян — чехов, словаков, русинов. Война продолжалась, была опасность, что финны пропустят немцев со своей территории.

Как пояснил Михаил Данков, есть интерес со стороны Германии и Австрии к этим исследованиям. Национальный музей Карелии в ноябре 2014 года планирует организовать фотовыставку из своих фондов по этой непростой теме в немецком городе Тюбинген (это побратим Петрозаводска).

Всего на территории Карелии сегодня зафиксировано 16 кладбищ военнопленных. Захоронения есть в Петрозаводске на Неглинском кладбище, в Сороке (современный Беломорск), Масельге, в Ладве, Лижме, Кондопоге, Суне, Линдозере, Таржеполе. Есть и безымянные некрополи. Места скорби стали известны благодаря подвижнической работе Карена Агамирзоева, координатора поискового отряда «Стерх». Он на протяжении многих лет ведет поиск в архивах и на местности. У погибших военнопленных наверняка остались родственники в Германии. Думаю, настало время установить памятные знаки. Кроме того, в Национальном архиве Республики Карелия сохранились поименные списки умерших военнопленных, которые работали с 1915 по 1917 год на строительстве дороги. Если эти списки опубликовать в Германии, это будет информационная бомба. 

Прислала
Наталья Гребнева

Фото: книга «История железнодорожного транспорта России»

Современникам очень повезло. История сохранила лица военнопленных в цвете. Автор уникальных снимков — Сергей Прокудин-Горский, пионер цветной фотографии, который в 1916 году оказался свидетелем стройки. После большевистского переворота он вынужденно эмигрировал из Петрограда на Запад.

Сейчас около 200 оригинальных олонецких фотографий находятся в Вашингтоне в Библиотеке Конгресса США. После Второй мировой войны Дж. Маршалл, представитель Фонда Рокфеллера, приобрел уникальные пластины, которые в конце XX века оцифровали и выложили все фотособрание в интернет. Так сохранилась цветная Карелия образца 1916 года. Фотографии отражают бытовую и социальную жизнь, промышленность губернии, по территории которой пролегла трасса на Кольский полуостров. Ну а для нас важно, что сохранились лица военнопленных строителей этого трудного пути.

Как рассказал Николай Кутьков, в Петрозаводске захоронения находятся на новом немецком кладбище, сейчас на этом месте парк Железнодорожников. 

В 1937 году надгробия убрали, но захоронения остались. Кладбище было иноверческое. Кроме военнопленных лютеран и католиков, там хоронили вольнонаемных китайцев. Есть кладбища у Кондопоги, Сороки, Сегежи, где были большие бараки военнопленных.

Прислала
Наталья Гребнева

Прокудин-Горский в августе 1915 года проехал по Мурманской железной дороге до Кеми. Он делал фотографии по заказу железнодорожных чиновников: снимал строительство дороги, бараки военнопленных, охранников. Интересно, что первые цветные фотографии Олонецкой губернии Прокудин-Горский сделал еще 1909 году. Он был одним из изобретателей цветной фотографии. Это, строго говоря, даже не фотографии, а цветные слайды. Три снимка одного объекта через разные светофильтры при совмещении давали цветной кадр. Напечатать их сегодня не составляет труда, а раньше можно было смотреть через проектор. 

У писателя Карена Агамирзоева несколько лет назад вышла книга «Путь на Север», посвященная принудительному труду и судьбам военнопленных Первой мировой войны на строительстве Мурманской железной дороги.

Поисковый отряд «Стерх» несколько раз выезжал на места захоронений. Пока в республике нет ни одного обелиска, памятника или иного мемориального сооружения, связанного с памятью этих людей. Моя книга завершила исследовательский этап об участии военнопленных в строительстве самой северной в то время железной дороги. Впервые было проведено системное исследование принудительного труда, быта, смертности, побегов военнопленных ПМВ на основании архивных данных. В советской исторической науке исследованиям подвергался только труд контрактных рабочих с классовых позиций. 

Прислала
Наталья Гребнева

Фото: предоставдено Кареном Агамирзоевым

Исследователю удалось узнать около 500 имен и фамилий этих людей, а также примерные места захоронения. Он получает письма из посольств Венгрии и Австрии. Люди ищут могилы родственников, а он делится с ними информацией. В процессе работы ему удалось опровергнуть некоторые тезисы. Например, историки утверждали, что пленных хоронили прямо в железнодорожной насыпи, но такого никогда не было. Как пояснил Карен Агамирзоев, сначала захоронения ищут по архивам, потом выезжают на место.

Кроме того, по архивным данным удалось доказать что на строительстве Мурманской железной дороги от Петрозаводска до Мурманска работало около 60 тысяч военнопленных, а не 37 тысяч, как считалось в исторической литературе еще с советских времен. 

Мы обнаружили захоронения под Медвежьегорском, на него «наступает» городская черта. Сами захоронения находятся в лесу, который вырос на участке за прошедшие 100 лет, рядом расположены гаражи. Когда мы сделали контрольные шурфы, наши догадки подтвердились. В Беломорском районе (под Ростнаволоком) есть захоронение, о чем свидетельствует архивная информация и свидетельства местных жителей. Но это труднодоступный район, в который мы пока не выезжали.

Как рассказал Карен Агамирзоев, к исследованиям его подтолкнула уникальная находка.

Вся история моих поисков началась с жетона военнопленного, работавшего на строительстве Мурманской железной дороги. Жетон, который попал мне в руки, уникален, второго такого в мире не найдено. Но что удивительно, я так и не узнал имя военнопленного, номер которого указан на жетоне. 

После выхода книги я продолжил исследование экономической составляющей строительства Мурманской железной дороги по архивным данным таможенных учреждений. Возможно, в будущем я смогу опубликовать новые интересные материалы на эту тему.

Прислала
Наталья Гребнева

Фото: предоставлено Кареном Агамирзоевым

Эта работа интересна тем, что он собрал для нее много уникального материала. Она столь обширна, что могла бы стать кандидатской диссертацией.

Благодаря современным технологиям историки могут наблюдать за событиями Первой мировой войны по оцветненным архивным съемкам.

Видео

Первая мировая война в цвете

Видео: RADIOSMERSH/YouTube

Прислал
Рафаєль В. Макаров

Врач-реаниматолог

История строительства немецкими и австро-венгерскими военнопленными Мурманской дороги в годы Первой мировой войны не освещалась ни в СССР, ни после в России. Получается, что эта статья — первая. Да, бараки для военнопленных не походили на бараки концлагерей в нацисткой Германии, и условия были получше. Но суровые условия в Карелии всё равно сделали своё дело.

Автор

Александра Петрова

Над статьей работали

Наталья Гребнева, Дарья Полковая, Рафаєль В. Макаров

3 комментария к материалу. Показать отмеченные редакциейвсе

Отмечено
редакцией

Рафаєль В. Макаров 8 марта 2014, 21:14, Изменено: 9 марта 2014, 23:09

История строительства немецкими и австро-венгерскими военнопленными Мурманской дороги в годы Первой мировой войны не освещалась ни в СССР, ни после в России. Получается, что эта статья - первая. Да, бараки для военнопленных не походили на бараки концлагерей в нацисткой Германии, и условия были получше. Но суровые условия в Карелии всё равно сделали своё дело.

Анатолий Дубинский 8 марта 2014, 23:01

По большому счёту, у нас нет ни одной железной дороги, которая была бы построена не на костях. Мурманская ж.д. потому и стоит особняком, что её строили германские и австро-венгерские военнопленные. И качественно.
500 человек похоронено, говорите? А сколько наших на Беломорканале полегло? Кости по берегам до сих пор находят.
Но после Великой Отечественной немцы-военнопленные опять строили - дороги, города, заводы...

Евгения Иванова 9 марта 2014, 00:19

"Думаю, настало время установить памятные знаки" - цитата одного из специалистов, которого попросили прокомментировать ситуацию. Интересно было бы узнать, как в дальнейшем будет складываться ситуация. Все-таки речь идет не об останках 3-5 человек, а о 16 кладбищах...

Добавить комментарий

Новое на сайте